Лизинг для
физических лиц
Лизинг для
юридических лиц и ИП
Выбрать регион
Контактная информация
Звонок по России бесплатно
8 (800) 700 30 30 Заказать звонок
2 Октября 2009

Сегодня банки практически не кредитуют реальный сектор экономики - попросту жалеют денег. В теории альтернативой для малого и среднего бизнеса мог бы стать такой инструмент, как лизинг. Но на практике и с лизингом в России все непросто.

Роман Рожниковский, создатель сети ресторанов «Грабли», с лизингом знаком не понаслышке. «Девяносто девять процентов оборудования, работающего в нашей сети, взято в лизинг», – уточняет ресторатор. Но сегодня, по его ощущениям, этот инструмент «лежит на полке» – он точно также не востребован из-за дороговизны, как и обыкновенный кредит. Очевидно, это следствие кризиса. В прежние годы лизинг был Рожниковскому весьма полезен. Предприниматель хорошо видел достоинства этого кредитного инструмента. Во-первых, можно развивать бизнес, не имея на то достаточных собственных средств. Во-вторых, получается солидная экономия на налогах. Ведь лизинговые платежи относятся на себестоимость. И, таким образом, не подпадают под налог на прибыль.

Оборудование, работающее на благо клиента, остается в собственности лизинговой компании. Стало быть, предприниматель не платит с него налог на имущество. Наконец, взятое в лизинг, оно подлежит ускоренной амортизации. То есть его остаточная стоимость к моменту окончания лизинговой сделки стремится к нулю. А по такой цене выкупить имущество у лизинговой компании – одно удовольствие.

Мамука Церетели, член президиума «ОПОРЫ России» и одновременно владелец подмосковного деревообрабатывающего комбината «Горизонт», считает, что так оно и должно быть. Во всем мире лизинг является серьезной альтернативой классическому кредиту, но только почему-то не в России. По подсчетам Церетели, отечественные компании сильно лукавят, когда утверждают, что удорожание имущества, взятого в лизинг, составляет всего 10%. На самом деле, с учетом первоначального взноса в 30% и более высоких, чем по кредиту, платежей, выходит все 42%. «За все годы работы нашего комбината мы не единожды приценивались к этому инструменту, и всякий раз выходило, что наш бизнес такой роскоши себе позволить не может», – вспоминает бизнесмен. Дешевле было покупать новые станки в кредит или на взятые из оборота собственные средства. Но если бы Мамука Церетели все-таки решился на лизинговую операцию, с его-то пристрастием к точным расчетам он бы очень понравился представителю любой лизинговой компании.

По словам Марины Юркевич, генерального директора «Национальной Лизинговой Компании», сегодня одно из главных требований к лизингополучателю – его адекватность. «Предприниматель должен отчетливо понимать, зачем ему нужен лизинг. И по силам ли его бизнесу такие платежи». По ее наблюдениям, сегодня не так много предпринимателей, способных принести в компанию настоящий бизнес-план, а не «сказку на ночь». Хотя без бизнес-плана разговор с клиентом получается совсем короткий. Даже при том, что лизинговый сегмент ощутимо сжался, при том, что предложение на этом рынке сильно превышает спрос, бдительность при выборе клиентов в лизинговой компании не утратили. Скорее наоборот.

Хорошая репутация клиента и прежде высоко ценилась. К примеру, Роман Рожниковский уверен, что реноме его предприятия не единожды сыграло ему на руку в лизинговых сделках. Поначалу, вспоминает ресторатор, процесс подготовки договоров длился по месяцу. Компании-партнеры не довольствовались залогом в виде одного только лизингового имущества – требовали гарантий банков и личных поручительств. Но с течением времени отношения с лизингодателями становились почти родственными и процедуры упрощались. «Мы многие годы работали с Экспобанком, – говорит Рожниковский. – Это был такой банк для рестораторов в Москве. Соответственно, и контакт с лизинговой компанией, существовавшей при нем, был плотный и продуктивный».

Сегодня фактор репутации еще прибавил в весе. А, кроме того, повысился уровень требований к качеству бизнеса и его прозрачности. «Мы просим показать нам своих контрагентов, точки продаж и их динамику», – предупреждает Марина Юрченко. Если речь идет о предприятии, занятом, к примеру, грузоперевозками, то у него для успешной лизинговой сделки уже должен быть парк автомобилей. Причем весьма желательно – собственный. В пользу предпринимателя наличие и других активов: оборудования, недвижимости. А вот незакрытые лизинговые сделки компании трактуют как отягчающее обстоятельство. Правда, при этом не устают повторять: самый желанный клиент тот, у которого за плечами хорошая «лизинговая история» – по аналогии c кредитной. Ситуация одинакова сегодня во всех сферах, где лизинг вообще востребован. Даже в сегменте аренды автомобилей, на который, по данным «ОПОРЫ России», приходится 80% всех лизинговых сделок. «Отношение к надежности заемщика и его финансовым потокам стало более строгим, – подтверждает Михаил Палагин, менеджер по развитию корпоративных продаж «Нисан Мотор Рус». – Минимизация риска неплатежей на этапе подготовки договоров становится обычной практикой».

Таким образом, просматривается несколько почти замкнутых кругов. С одной стороны, потребность в лизинге велика у предпринимателей, испытывающих дефицит собственных средств. С другой – компании категорически не работают со старт-апами. То есть начинающему в лизинг не дадут и гвоздя. Лизингодателю интересны клиенты с красивым бэкграундом. Но где такой нажить, если компании дают от ворот поворот, – большой вопрос. В мире, напоминает Мамука Церетели, одним из достоинств лизинга почитается как раз быстрота принятия решений по сделкам при относительной непрозрачности бизнеса получателя. В России сегодня обратная картина. Предпринимателю предлагают выложить о своем деле всю подноготную. При этом плата по лизинговым сделкам всегда выше, чем по кредиту. А в качестве аргумента в числе прочих фигурируют «более высокие, чем при классическом кредитовании, риски».

Но даже и на таких драконовских условиях некоторые предприниматели согласны на лизинговые сделки – надо ведь как-то развиваться. Беда в том, что зачастую лизинг оборачивается для них не прорывом в бизнесе, а головной болью и разочарованием. Не самый крупный в Санкт-Петербурге издательский дом «Ореос» не так давно решился взять в лизинг цифровой печатный комплекс Konica Minolta. И с самого начала все пошло наперекосяк. Заключать сделку решили через официального дилера – московскую компанию «ДельтаЛизинг». Там издателей заверили, что и в Северной столице имеют свое сервисное представительство. Однако когда машину клиентам поставили, выяснилось, что и комплектация неполная, и представительства в Питере у «Дельты» нет. Три месяца, рассказывает Татьяна Иванова, главный редактор «Ореос», ушло на перепрограммирование, наладку и прочие мучения со злосчастной машиной. Все это время издатели исправно вносили лизинговые платежи – на послабления лизингодатель идти отказался. А машина не приносила ни копейки дохода. Ситуация усугублялась и кризисом – во всех его проявлениях. Лизинговая сделка была заключена в долларах еще в августе 2008 года. Соответственно, к концу года, когда банковский кризис успел отразиться на всех отраслях экономики, платежи автоматически выросли. Так что когда машину, наконец, настроили, заметно упало количество заказов. Подорожали расходные материалы. Издатели просили компанию продлить срок договора, но получили отказ. В итоге взятое в лизинг на два года оборудование пришлось вернуть через 6 месяцев. Теперь, говорит Татьяна Иванова, у «Ореос» зреет мысль купить такую же, но уже за собственные деньги.

«Вообще-то лизинговые компании крайне незаинтересованы в том, чтобы получать предоставленное имущество обратно», – удивляется Марина Юрченко. Его реализация – отдельная головная боль. Поэтому логично и правильно, когда лизингодатель не упирается рогом, а готов к компромиссу. «Когда мы сталкиваемся с неплатежеспособностью клиента, то для начала выясняем, какова ее природа, временный ли это сбой, или бизнес действительно терпит крах, – рассказывает Юрченко. – И если понимаем, что дело можно поправить, то соглашаемся реструктурировать платежи». Хотя такое поведение, говорят эксперты, скорее исключение, чем правило. Большинство лизинговых компаний в период кризиса стремятся формализовать свои отношения с клиентами по максимуму. И не соглашаются ни на какие коррекции условий договоров. Если только коррекции не в их пользу. По признанию Романа Рожниковского, некоторые лизинговые компании не чураются сегодня пересчитывать валюту контрактов и даже накидывать проценты, если только находится для этого малейшая лазейка в договоре.

Натерпевшись проблем с российским лизингом, малый и средний бизнес вычеркивает лизинговые компании из списка потенциальных партнеров, некоторых крупных поставщиков оборудования это обстоятельство тоже беспокоит. По словам Валерия Кузьмича, руководителя отдела отраслевых продаж Xerox, его компания ищет на рынке лизингодателей с «неформальным подходом к клиенту». При стандартной оценке потенциала шансов получить в лизинг дорогостоящее типографское оборудование немного. Обеспечение видится недостаточным. Финансовые потоки доверия не внушают – ведь многие сегодня продают свою продукцию в кредит. При этом в типографском бизнесе можно найти такую нишу, где ты через полгода станешь кумом королю. Но лизингодатели в большинстве своем в такие детали не вникают. «Когда мы только задались целью поиска неформализованных компаний, поначалу откликнулись многие, – вспоминает Кузьмич. – Но когда дошло до дела, «отвалилась» сразу половина». Сегодня лизинговых компаний, готовых отступать от стандартов, на рынке немного. С ними Xerox и сотрудничает.

Одновременно поставщик пестует заказчиков, уже взявших типографские машины в лизинг. «Проводим тренинги продаж, предлагаем осваивать новые инструменты по привлечению клиентуры, обучаем технических специалистов», – перечисляет представитель Xerox. Крупный поставщик, прямо заинтересован в том, чтобы у лизингополучателя дела шли хорошо. Иначе приходится самостоятельно и, как правило, с большим дисконтом реализовать «бэушное» имущество. Появление на рынке оборудования по демпинговым ценам лизинговым компаниям и официальным поставщикам ни к чему. «К сожалению, сегодня по-прежнему ощущается недостаточная осведомленность руководителей предприятий о преимуществах для бизнеса, которые дает лизинг», – сетует Михаил Палагин из «Нисан Мотор Рус». Зато о недостатках лизинга «по-российски» теперь все знает Татьяна Иванова из питерского «Ореос». «Мой совет тем, кто в нынешние трудные времена начинает свое дело, – не связывайтесь ни с лизингом, ни с кредитами, не принимайте на себя никаких долговых обязательств», – предупреждает она.

Валерий Кузьмич, руководитель отдела отраслевого маркетинга «Xerox-Россия»:

Мы сотрудничаем с несколькими компаниями, передающими наше оборудование в лизинг. Ставки по этим операциям колеблются от 18 до 30% годовых. Проценты зависят и от стоимости самих денег, и от общих экономических рисков, и от рисков конкретного лизингополучателя. Особенно тщательно компании оценивают платежеспособность предприятий малого бизнеса. Что объяснимо – у таких предпринимателей совсем немного активов, которые они могут предложить в залог.
Например, в полиграфии сегодня есть успешные ниши, которые под силу занять небольшим предприятиям. Можно, например, заняться цифровой фотопечатью, изготовлением фотоальбомов и фотокниг – они пользуются устойчивым спросом.
Но вообще полиграфия – это такая область, где очень важно угадать. В нашей практике есть случаи успешной работы клиентов, но бывает, что окупить вложения молодым компаниям не удается и за три-четыре года.

Роман Рожниковский, основатель сети ресторанов «Грабли»:

Лизинг – это инструмент для продвинутых пользователей. И прибегать к нему имеет смысл, когда твой бизнес уже набрал мощь и обороты. Например, в нашем сегменте, насколько я знаю, оборудование для одного ресторана никто в лизинг не берет. Этим пользуются только сетевые предприятия, которые в состоянии трезво оценить и экономические, и валютные риски. Хотя и крепко стоящий на ногах предприниматель не застрахован от форс-мажоров.
Недавно в нашей лизинговой практике был такой случай: одна компания-лизингодатель попросила нас переписать сделку на другую партнерскую лизинговую компанию. Мы согласились пойти на это. Но наш новый партнер переконвертировал сделку в евро. Да еще накинул нам проценты. Поскольку условия договора таких телодвижений с их стороны не исключали, мы согласились с новыми предложениями. Но для себя сделали заметку «на полях» – в будущем с этой компанией мы уже не станем сотрудничать.
Насколько я знаю, это обычная в теперешних кризисных условиях история, но и реакция на такие телодвижения со стороны заказчиков оборудования всегда одинакова. Когда кризис, когда тебе тяжело, а вместо поддержки партнера по бизнесу ты получаешь нож в спину – сами понимаете, подобное не прощается.


Автор:  Маргарита ВОДЯНОВА
Источник :  Свой Бизнес

Возврат к списку


Отправьте заявку и получите индивидуальное предложение!

ваш офис carcade

Первое отделение
Адрес офиса: 109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 21, стр. 1
на карте

+7 (495) 775-4504
заказ звонка

Второе отделение
Адрес офиса: 109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 21, стр. 1
на карте

+7 (495) 775-4665
заказ звонка

Третье отделение
Адрес офиса: 109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 21, стр. 1
на карте

+7 (495) 775-7573
заказ звонка

Четвертое отделение
Адрес офиса: 109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 21, стр. 1
на карте

+7 (495) 775-0452
заказ звонка

Шестое отделение
Адрес офиса: 109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 21, стр. 1
на карте

+7 (499) 272-4136
заказ звонка

Седьмое отделение
Адрес офиса: 109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 21, стр. 1
на карте

+7 (499) 272-4124
заказ звонка

Восьмое отделение
Адрес офиса: 109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 21, стр. 1
на карте

+7 (499) 272-4125
заказ звонка

Десятое отделение
Адрес офиса: 109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 21, стр. 1
на карте

+7 (499) 272-4126
заказ звонка

Двенадцатое отделение
Адрес офиса: 109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 21, стр. 1
на карте

+7 (499) 272-4128
заказ звонка

Тринадцатое отделение
Адрес офиса: 109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 21, стр. 1
на карте

+7 (499) 272-4129
заказ звонка

Четырнадцатое отделение
Адрес офиса: 109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 21, стр. 1
на карте

8 (800) 700-3030
заказ звонка

Пятнадцатое отделение
Адрес офиса: 109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 21, стр. 1
на карте

8 (800) 700-3030
заказ звонка